Украинский IT-фронт. Шанс на победу

IT занимает третье место среди ориентированных на экспорт индустрий после АПК и металлургии. Этого мало. Мы должны войти в клуб высокотехнологичных государств.

По итогам 2016 рынок IT-услуг составляет 4% ВВП страны.

IT-сектор Украины уверенно растет. В сфере IT-фриланса он лидирует среди стран Восточной Европы, хотя еще в 2010 году занимал пятое место по экспорту услуг.

На аутсорс работает почти 90% локального рынка.

В Украине IT занимает третье место среди ориентированных на экспорт индустрий, уступая только аграриям и металлургам. Мы выращиваем замечательных специалистов. Однако в лучшем случае они интегрируются в компанию, работающую на аутсорс, в худшем – уезжают работать за границу.

Отсутствие собственного производства “полного цикла” и развитой индустрии стартапов не способствует мотивации амбициозных специалистов. Поэтому наиболее правильный сценарий – создание благоприятной среды для развития технологических компаний. Государство же вместо внедрения преференции давит на бизнес.

Произвола правоохранительных органов, “маски-шоу” с обысками IT-компаний, изъятие оборудования, которое является для них средством производства, – вот методы, применяемые к перспективной отрасли, которая могла бы стать мощным драйвером украинской экономики и принести стране миллиарды.

В же время государственный сектор начинает нуждаться услуг отечественных производителей программной продукции из-за неизбежного внедрения электронного управления, программы закупок, внедрение электронного билета, других сервисов. Однако на этом пути мы уже успели сделать ряд ошибок.

Проблема с Единой государственной электронной базой по вопросам образования свидетельствует, что привлечение «карманных» компаний к разработке государственных проектов приводит к растрате средств и провала миссии. Поэтому есть большой риск срыва вступительной кампании в вузы. К разработке таких систем нужно привлекать компании с международным опытом.

Также в рамках приоритетности отрасли следует обеспечить гарантии сохранения льготного нагрузки на фонд оплаты труда для IT-компаний.

Однако не самое главное – надо вдвое увеличить количество людей, задействованных в IT. В Украине в IT работает 125 тысяч человек при 45 млн населения, в Эстонии – 90 тыс человек при 1300000 населения. Итак, следует изменить подход к подготовке IT-специалистов.

Прежде всего нужно увеличить объем государственного заказа на IT-специальность вместо специальностей, которых давно не нуждается рынок. Кроме того, надо интегрировать частный сектор с вузами. На втором-третьем курсах студенты должны получать опыт работы в технологических компаниях.

Фактор запрета российских социальных сетей и сервисов стимулирует спрос на отечественную программную продукцию. Государство должно быть крайне заинтересованной создавать благоприятную среду для увеличения отечественных стартапов.

Нам нужно анализировать истории прорыва Эстонии и Израиля.

Во-первых, это страны со сравнительно молодыми экономиками достигли значительных успехов в высокотехнологичном производстве.

Во-вторых, в этих странах большой процент технологического продукта разрабатывается для внутреннего рынка.

В-третьих, они преуспели в условиях дефицита ресурсов. К тому же, Израиль много лет находится в состоянии войны – к сожалению, теперь мы похожи реалии.

Эстония очень привлекательна для развития бизнеса вообще. Это удобная страна: развитые электронные государственные услуги, электронные сервисы, высокий уровень образования, упрощенная процедура создания бизнеса, понятные правила его ведения.

В Эстонии по сравнению со странами Западной Европы низкие налоги, а в некоторых случаях их нет вообще. Например, из денег, которые инвестируются в бизнес, налог составляет 0%. То есть молодые компании, всю свою прибыль вкладывают в развитие бизнеса, не платят налог государству.

В Эстонии есть три разновидности хайтек-компаний: эстонские, те, что трансформировались из эстонских в международные, международные изначально существования. Международные компании привлекают для себя зарубежных специалистов, в том числе украинских, и создают для них максимально благоприятные условия.

Наших специалистов привлекает возможность работать над проектом от начала до конца, а не в формате аутсорса. Технологические компании Эстонии отдают предпочтение людям с “продуктовым мышлением” – активным, аналитическим, самостоятельным.

Один из важнейших факторов, который способствовал технологическому прорыву маленькой Эстонии, – развитая инфраструктура для стартаперов. Хакатон происходят чуть ли не каждый уик-энда, и именно на них стартап может получить финансирование.

Израиль тратит около 4,4% своего ВВП на технологические исследования. В 2016 году это составляло около 13 млрд долл. Правительство предоставляет привлекательные налоговые льготы для иностранных венчурных инвесторов, там действует упрощенная процедура открытия компании для желающих, в том числе иностранцев, благодаря чему количество стартапов растет.

А при конкуренции растут и качество продукции, и требования к уровню специалистов.

За короткий срок Израиль построил сильную экономику, базирующуюся на интеллекте, инновациях и предпринимательстве. Сотни венчурных фондов и бизнес-ангелов ежедневно ищут перспективные стартапы, в которые можно инвестировать средства. Наиболее желанными для инвесторов “серийные” стартаперы с несколькими успешными проектами.

Фактор успеха израильской модели – тесная связь образования и бизнеса. С молодежью систематически работают менторы из успешных компаний. Действует национальная программа “Технологические теплицы” – инкубаторы для молодых хайтек-предпринимателей.

Есть правительственные гранты для инновационных стартапов. На финансовый успех могут ожидать проекты по перспективной R & D-составляющей. Государство год от года снижает налоговую нагрузку на IT-бизнес и внедряет новые преференции.

Для развития IT-производства нам нужно ввести льготный налоговый режим для венчурных инвестиций и упрощенную процедуру открытия компаний для иностранцев, усилить защиту прав интеллектуальной собственности, начать государственное инвестирование в исследования в технологической сфере, развивать R & D составляющую и стартап-индустрии, модернизировать системы подготовки кадров для отрасли.

Все эти процессы должны стартовать параллельно и двигаться в высоком темпе. При таких условиях мы сможем войти в мировой клуб высокотехнологичных государств.

Роман СЕМЕНУХА, народний депутат

Поделиться:


Читайте также:

Украина — №1 в европейском рейтинге по R&D и IT-аутсорсингу. Как сообщает издание IT Outsoursing News, Украина оказалась на первом место в Европе среди стран по количеству задействованных в IT-сфере специалистов. Отм...

ЗСТ с Канадой: что тормозит возможности. Соглашение о свободной торговле с Канадой ратифицировано, но для полноценного экспорта наших товаров в эту страну Кабмин должен сделать два шага. Ратификация ...

План Маршалла для Украины. План Маршалла для Украины в современных условиях предполагает мощную финансовую помощь не только международных финансовых организаций, а прежде всего прави...

Необходимо списание долгов Украины. В последние годы государственный долг Украины стремительно растет. Лишь 2016 года – почти на 6 млрд долл. По данным Госстата, в 2017 году каждый украинец должен 45,54...

План Маршалла для Украины. План Маршалла для Украины в современных условиях предполагает мощную финансовую помощь не только международных финансовых организаций, а прежде всего правительств США, друг...