Смерть рынка акций под колесами “публичного предложения”

Наверное, все-таки была договоренность чиновников и олигархов предоставить возможность последним сделать весь бизнес непубличным.

После углубленного анализа закона 5592-д нашелся корень проблемы уничтожения рынке акций Украины. В его нормах. То, что было обнаружено, является, по сути, правовым нигилизмом, который перечеркивает факты и историю. Ради решения проблем чиновников и крупного бизнеса.

Рынке акций Украины … не было

Статья 5 “Заключительных положений” закона 5592-д фактически утверждает, что единственным критерием публичности для компании является исключительно осуществлена ​​”публичное предложение” ценных бумаг:
“Все эмитенты (кроме институтов совместного инвестирования), которые осуществляли публичное размещение ценных бумаг до даты вступления в силу настоящего Закона считаются не совершали публичное предложение ценных бумаг, исключая тех эмитентов, которые обнародовали информацию об обратном в порядке, установленном Национальной комиссией по ценных бумаг и фондового рынка.”

А статья 7, всех, у кого не было публичного предложения автоматом записывает в частные / закрытые акционерные общества. “К акционерных обществ, считаются не совершали публичное предложение акций, применяются требования Закона Украины” Об акционерных обществах “, регулирующих деятельность частных акционерных обществ”.

Элегантно и дерзко одновременно. Общим смыслом пары этих норм перечеркивается 20-летняя история украинского рынка акций, его взлеты и падения, времена высокой ликвидности, лидерство вместе с китайским индексом в 2007 году, и второе место в нынешнем первом полугодии 2017 года.

Выделенное в норме закона говорит, что этого не существовало и не существует. Не было миноритарных акционеров, не было рыночных сделок и зарубежных инвесторов. Особенно непонятно, зачем тогда закон 2302-р, о сквиз-аут и селл-аут, если мы признаем недействительными все проспекты эмиссии (статья 4), а публичное размещение в годы приватизации таковым не считаем. А откуда тогда взялись миноритарные акционеры, в которых теперь принудительно можно выкупить их акции?

Очевидной (не требующая доказательств) является обратная ситуация. Рынок акций существовал и развивался, пока за его “развитие” серьезно не взялся большой бизнес и НКЦБФР. И, исходя из реальной истории инвестиций и спекуляций на рынке капитальных активов в Украине, можно утверждать, что “публичное предложение” не может быть единственным критерием публичности. Она может быть единственным критерием, если такое представление применяется к компаниям, которые по своей природе являются закрытыми (ЗАО), а затем решили стать публичными.

Поэтому и появляется статья 7 в Заключительных положениях, которая призвана только на основе одного критерия “публичного предложения” превратить все акционерные общества, которые стали в процессе приватизации публичными, в частные.

Но … “Публичное размещение”, через которое происходила приватизация, является вторым критерием публичности компании. Об этом свидетельствует история нашего фондового рынка. Учитывая то, что корпоративный сектор формировался принудительно через приватизацию государственных предприятий, и это особенность постсоветских экономик, то говорить о том, что только “публичное предложение” определяет открытый характер корпорации, это все равно, что под любовью понимать только его половой аспект.

Публичность компании – многоаспектное понятие, и не может характеризоваться только одним критерием. Тем более в экономике, принудительно перешла с командно-административной в квази-рыночной.

Публичное размещение в процессе приватизации сформировало 20 лет назад рынок капитальных активов Украины. Через безграмотность населения и игнорирование участия в приватизации, рынок акций оказался достаточно узким по глубине количества акций в свободном обращении большинства крупных АО, и слишком широким по представленностью ценными бумагами различных эмитентов для небольшой экономики.

Можно согласиться с тем, что не было смысла совхозы, свекольные заводы, АТП и другие малые и средние предприятия приватизировать как открытые АО (тогда они имели именно такое название). Абсолютное их большинство неинтересна институциональным инвесторам и спекулянтам за малых объемов и низкой ликвидности. И именно этот перекос приватизации действительно нужно исправить в законе 5592-д.

Идея и ее практическая реализация

Я могу согласиться с “родной” Комиссией, которая нормами заключительных положений пытается удалить с рынка “мусорные бумаги” малых и средних ПАО (большинство из которых так и не ввели в этих пор нужны изменения в уставы).

Правда, “схематозни” соглашения можно делать и с бумагами ЧАО, разве что не со всеми акциями эмитентов, с несколько длиннее цепью операций, но практически с тем же эффектом. Поэтому эта норма полностью решает только проблему нежелания проходить перерегистрацию с внесением изменений в устав, то есть, проблему Комиссии. Схемные сделки от этого не исчезнут.

Поскольку норма 5 статьи не содержит никаких исключений, то вместе с “водой” (мусорные бумаги) будет виплиснута и “ребенок” (ликвидные акции). На удивление, они еще существуют, несмотря на “слишком талантливые” изменения в “Закон об акционерных обществах”, “Положение о функционировании фондовых бирж” и появление и подписания неконституционного закона 2302-д.

Чтобы этого не произошло необходимо ввести исключения. Есть такая хорошая мысль, которую я высказывал в двух предыдущих статьях на Экономической правде, что нужно оставить в публичном секторе самые крупные компании Украины. Тем более, что директива 2006/43 / ЕС и так требует расширенного раскрытия информации от всех “предприятий общественного интереса”.

К этим предприятиям будут включены все банки, страховые компании, НПФ, ИСИ и все крупные предприятия. Причем, даже значительно меньше, чем определяет мое предложение. То есть от широкого раскрытия информации крупные компании не смогут освободиться, как об этом беспокоятся ангажированные участники процесса продвижения этого закона.

Комиссия (НКЦБФР) для первого уровня листинга требует 1 млрд грн чистого дохода. Я предлагаю в исключения статьи 5 Заключительных положений ввести ограничения еще жестче, а именно не распространять норму на предприятия с чистым доходом для предприятий, процентным доходом для банков и годовой суммой страховых премий для страховых компаний более 1500000000 грн. В НКУ это соответствует категории “крупные предприятия” с чистым доходом 50 млн евро и более. Такие корпорации должны быть публичными с повышенной подотчетностью обществу и возможностью общественно влиять на их рыночную капитализацию.

И банки не должны стать исключением. Почему снимается публичность из коммерческих банков – совершенно не понятно. Они точно подпадают в категорию “предприятий общественного интереса”.

По активам самых больших и прибыльных банков может возникнуть интерес во внутренних и внешних инвесторов. Все банки были публичными и имеют ними остаться, хотя бы те из них, кто имеет процентный доход более 50 млн евро. Поэтому слово “публичный” из закона “О банках и банковской деятельности” целесообразно изъять или ввести исключения по объему процентных доходов.

Кстати, с тем, что снимается слово “публичный” из государственных ПАО, в которых 100% акций принадлежит государству, вполне можно согласиться. Здесь нет миноритарных акционеров и не бело публичного размещения, не было котировок на бирже и сделок купли продажи. Просто хозяйствующий субъект с государственного предприятия времен Советского Союза стал акционерным обществом с государственной собственностью. Поэтому они не входят в приватизированные предприятия, и их свойства, как акционерного общества, не совместимые с публичностью.

Они могут стать публичными только после публичного предложения уже существующих акций или специально эмитированных для этого. Все же остальные приватизированы акционерные общества должны сохранять публичный статус на основе публичного размещения, кроме малых и средних компаний, для которых публичная форма даже в более зрелых экономиках, скорее неоправданный бремя, чем преимущество. Вот их и надо отпустить. А тех, кто является основой рынка капитальных активов в любой стране – крупные компании, надо оставить. А некоторых и вернуть.

В конце концов, если сломана нога срослась неправильно, то кость ломают, и заставляют срастаться так, как надо. И если мы исторически сделали неверные и недальновидные шаги по отношению к отечественному рынку капитальных активе, то лучше исправить его дисбалансы сейчас, чем терпеть его искривления и подавленность.

Следовательно, нужно снять откровенную правовой манипуляцию, не дав ей права на прецедент, что только наличие публичного предложения может определять публичный статус компании. Публичное предложение и публичное размещение в условиях приватизации – это два равноценных фактора публичности. Просто нужно внести поправку / уточнения / критерий в 5 статью Заключительных положений, дав возможность всем малым и средним публичным компаниям стать ЧАО. И не принудительно, а по их желанию. Поскольку некоторые из них даже не догадываются, что их собрались “поженить без желания”. Хотя и сильного сопротивления не ожидается.

Выводы

Удивляет поспешность, с которой принимается этот закон и ставится на голосование. И слишком быстро он водится в действие. Уже через полгода. Хотя в базовой редакции он фактически делает закрытым всю экономику страны за исключением банков и госкорпораций.

Сначала надо было осуществить превентивные законотворческие меры для защиты тех, кто может пострадать и понести убытки от таких глобальных решений.

И вообще, сама идея: “А давайте договоримся, что этого не было” – неприемлема. Если для нас будут невыгодными какие-то действия, начатые президентом Януковичем, можно написать законопроект с предложением не считать Виктора Федоровича президентом. И все проблемы решатся, поскольку ничего не стоит подпись президента, которого не существовало!

Примерно так выглядит и норма заключительных положений закона 5592-д по акциям открытых / публичных акционерных обществ, возникших в процессе приватизации и свободно вращались на ПФТС и Украинской бирже. А теперь мы скажем, что они всегда были закрытыми, только “шифровались” на бумаге под открытые. Просто несерьезно.

4 статья Заключительных положений уникально отменяет все, что происходило исторически в процессе образования открытых АО: “Базовые проспекты эмиссии ценных бумаг, зарегистрированные до вступления в силу настоящего Закона, являются недействительными с даты вступления в силу настоящего Закона”. И так предлагается сделать исключительно потому, что инициаторам хочется считать “публичное предложение” единственным критерием публичности компаний.

Нужно не отменять историю и ее факты, потому что это уже будет похоже на манипуляции а ля “1984” Джорджа Оруэлла в Министерстве правды. Целесообразно так изменить требования к публичным компаниям, чтобы создать среду рынке капитальных активов, вроде развитых рынков, чтобы заимствования их правил и нормативов помогало нам развиваться, а не ломало рыночные отношения. НЕ нивелировать надо “публичное размещение в процессе приватизации”, а предоставить ему рыночный импульс.

Страны ЕС, США, Япония, имеют развитый корпоративный сектор в основе которого открытые публичные компании, которые составляют 70-95% экономики. Так что и нам надо в законе 5592-д дать возможность стать закрытыми абсолютном большинстве компаний Украины, которым публичность не даст преимуществ, но оставить принудительно публичными 50-60 самых крупных компаний и банков (включая государственные АО), которые и сформируют первоначальное предложение на рынке капитальных активов.

Неадекватно требовать от ребенка выполнить то, что сможет только взрослый человек. Нельзя от искусственно сформированного корпоративного сектора путем приватизации в стадии “раннего детства” требовать самостоятельно развиться до зрелого состояния, применяя к нему стандарты развитых рынков.

Необходимо нормативно создать соответствующую среду, поскольку и сами рыночные отношения в стране возникли из-за принудительную трансформацию. И когда они по форме и содержанию станут подобными рынкам ЕС, нормы и директивы которого мы применяем, тогда только можно постепенно увеличивать степени свободы.
И тогда только рынок сможет сам найти баланс, когда он будет существовать, а не погибла под влиянием специально принятых для этого законов.

Максим Король, КУА “АРТ КАПИТАЛ”, управляющий активами

Поделиться:

Читайте также:

Мала авіація – галузь, яка може приносити українській економіці значні вигоди. Всупереч слабкій увазі з боку держави, приватні авіапромислові компанії і конструкторські бюро активно розробляють і будують нові моделі літаків і вертольотів, успішно през...

Нужен ли Украине химпром. Три предприятия группы Ostchem не работают уже почти месяц. Это означает потерю около трети объема минеральных удобрений, поставляемых украинским аграриям в этот период. До...

Экспортно-кредитное агентство: восемь замечаний. Верховная Рада приняла закон, который поможет продвигать украинские товары на внешние рынки. Однако этот акт несовершенный, его надо доработать. 20 декабря 2016 Верховная Р...

Концепция развития НАК “Нафтогаз” предусматривает продажу его акций. Концепция корпоративного развития НАК “Нафтогаз”, официально отправленная в Кабмин в июне, включает в себя такой элемент, как потенциальное IPO компании. Об этом...

Кличко не знает цены, по которой был продан блокирующий пакет “Киевєнерго”. Главным приоритетом для города является возвращение активов и имущества, которые были переданы в управление “Киевэнерго”. И принадлежащих по праву киевской общин...